Promemoriya.ru

Дачный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обложить фундамент красным кирпичом

Маркиз де Смоленский: история о загадочном богаче и промышленной революции на окраине земель Войска Донского

Северные районы Волгоградской области издревле привлекали разношёрстный люд. Здесь тебе и довольно плодородные почвы, и сбалансированный климат и, самое важное – удобные водные маршруты по Хопру и Медведице, существенно облегчавшие торговое сообщение с крупными городами в низовьях Дона. Именно поэтому эти края облюбовали казаки и именно здесь стали бурно развиваться сначала сельское хозяйство, а затем и перерабатывающие производства: винокурни, свечные заводики, а также водяные и паровые мельницы. Об одной из таких мельниц, сохранившихся до наших дней, и пойдёт рассказ в нашем материале.

И вновь не обошлось без твёрдой руки «Сергея Кужугетовича»

Как известно, сейчас с подачи министра обороны Шойгу в России активно обсуждается возможность строительства за Уралом новых промышленных центров. Похожая ситуация произошла в конце 17 века, когда коллега Сергея Кужугетовича воевода Пётр Пустнынников решил основать у реки Медведицы несколько поселений, которые бы укрепили южные рубежи нашей родины, помогая в защите от набегов жителей Дикого поля. Собственно, воевода сказал – воевода сделал.

В числе этих поселений была и слобода Орехово (ныне одноимённое село Даниловского района Волгоградской области). Территория здесь год от года всё лучше осваивалась, развивалась, и в скором времени вошла состав Усть-Медведицкого округа земель Войска Донского. В 1778 году слобода была дарована императрицей Екатериной II генералу казачьего лейб-гвардейского полка Фёдору Петровичу Денисову.

И тут-то с новой силой закипела слободская жизнь: здесь вам и кратный прирост населения за счёт переселённых жителей Малороссии, и организация собственного кирпичного производства, а затем и возведение одной из красивейших на территории юга России церквей, строительство в балке неподалёку винокуренного заводика, сыскавшего славу одного из лучших на юге России, производившего ежегодно до 900 тыс. бутылок спиртных напитков (порядка 614 тыс. литров).

На заре технической революции

Мукомольное производство на территории слободы также берёт истоки в те времена, когда населённый пункт был подарен Фёдору Денисову. Уже при его внуке, графе Василии Васильевиче Орлове-Денисове на левом берегу Медведицы возводится одна из первых в этих краях водяных мельниц. Для территории, где активно развивалось земледелие, и год от года собирались довольно неплохие урожаи, это было важнейшим событием.

Но увы, как говорится в известной русской пословице, первый блин всегда комом. Из отчётов Усть-Медведицкой окружной управы следует, что в своём устройстве Ореховская водяная мельница и подобные сооружения в других населённых пунктах вдоль Медведицы имели множество изъянов, мололи зерно не очень качественно и регулярно выходили из строя.

Читать еще:  Марка прочности цокольного кирпича

Так или иначе, но Ореховская водяная мукомольня просуществовала вплоть до начала 20 века, когда повсеместно на юге России, как грибы после осеннего дождя, начали появляться более эффективные производства на паровой тяге.

Американское чудо и миллионы маркиза де Смоленского

В то время, когда в Орехово граф Орлов-Денисов возводил на Медведице водяную мельницу, в Америке уже началось повсеместное внедрение в мукомольное производство паровых двигателей. Совсем скоро эти технологии проникнут в Европу и Россию, но в середине 19 века паровая тяга в этой сфере так и не приобрела массового распространения.

О паровых мельницах, построенных на территории Усть-Медведицкого округа до первого десятилетия 20 века, доподлинно ничего не известно, но, судя по тому, что ещё в 1877 году местная управа экстренно озаботилась внесением поправок в законодательные акты, позволяющие облагать их деятельность налогом, вероятно, что таковые вполне себе могли здесь уже существовать.

В слободе Орехово строительство паровой мельницы началось на исходе первого десятилетия начала 20 века, а окончание всех работ пришлось на 1911 год. Практически сразу же диковинная мукомольня полюбилась слободчанам и была наречена «Смоленской» в честь богатенького предпринимателя, вложившего в неё свои капиталы.

Личность самого Смоленского вызывает большие вопросы. В доступных сейчас документах о нём практически нет никаких упоминаний, кроме фамилии и каких-то обрывочных сведений.

К примеру, в одном из сборников, посвящённых промышленности, указывается что в 1923-1924 гг. мельница в Орехово уже не принадлежит Смоленскому, получив после национализации вместо звонкого и запоминающегося названия документальное обозначение «Мельница №30».

Примечательно, что согласно алфавитному списку, опубликованному в этом же издании, нашему Смоленскому помимо мельницы принадлежали: винокуренный завод Ефременков в Смоленске, находящийся там же спиртсклад и даже золотоносные прииски на территории Миасского уезда (ныне город в Челябинской области).

Судя по перечисленному имуществу, Смоленский был человеком весьма и весьма богатым, и, вероятно, принадлежал к некому знатному роду, однако, что удивительно, больше никаких сведений о нём или о его семье в официальных источниках нам найти не удалось.

Кулак?

Более удачливыми оказались поиски краеведа-любителя из Орехово Натальи Лушкиной. По её информации, мельницу построил местный зажиточный крестьянин Андрей Михайлович Смоленский. Долгое время мужчина проработал при управляющем делами Орловых-Денисовых. Благодаря врождённой предприимчивости, определённой доле везения и приближённости к заведующему графским имуществом, дела у крестьянина из года в год шли всё лучше и лучше. Вдохновлённый своими успехами, в 1909 году Смоленский берёт ссуду на строительство паровой мельницы. Можно предположить, что такому решению также способствовал и спрос, ведь водяная мукомольня должна была уже заметно обветшать и не справляться с объёмами богатых урожаев.

Читать еще:  Монтаж цокольных панелей под кирпич

Изыскано и со вкусом

Если сравнивать архитектуру Орловской паровой мельницы с архитектурой других подобных производственных сооружений, очевидно, что денег её хозяин не жалел: каждый оконный проём трёхэтажного здания, да и в целом фасад изобилует разного рода архитектурными изысками, которые придают зданию особый, можно даже сказать, статусный вид.

Один из фронтонов завода венчает загадочная надпись «А.С…С.С». Сейчас сложно точно догадаться, что она на самом деле означает, но, по мнению местных жителей, её следует расшифровывать «Андрей Смоленский с сыновьями».

А в сердце пламенный мотор

По рассказам жителей, на паровой движок Смоленский также не поскупился: для мельницы была выписана из Германии силовая установка последней модели с электрогенератором. С помощью последнего мельница самостоятельно вырабатывала энергию для освещения всех производственных помещений.

Размещалось оборудование или же на первом этаже основного, трёхэтажного корпуса, или же в примыкающей к нему с тыльной стороны одноэтажной пристройке. Где, кстати, до сих пор сохранились деревянные крепления для неких механизмов и керамические изоляторы для электропроводки.

На втором этаже главного здания были установлены сразу три вальцовых станка с массивными железными цилиндрами, приводимыми в движение с помощью ременной передачи, от паровой установки.

Зерно поступало на вальцы из специальных отсеков, находившихся на последнем этаже здания. Готовый продукт автоматически, под собственным весом ссыпался на первый этаж, где тут же происходила фасовка в мешки.

С левой стороны к трёхэтажному корпусу примыкало ещё одно здание, где, судя по всему, находился производственный склад. С правой же стороны примыкала такая же пристройка, только оборудованная двумя массивными воротами, используемыми для погрузки готовой муки. Загрузка зерна в отсеки на третьем этаже происходила с помощью специального лебёдочного подъёмника, закреплённого на фасаде основного здания.

Примечательно, что мощность немецкого движка составляла порядка 100 лошадиных сил, чего с лихвой хватало не только на мукомольне производство, но и для отжима масла.

Слава о паровой мельнице под Орехово гремела на всю округу, и, как поговаривают местные, земледельцы буквально в очередь выстраивались на помол, образуя очередь из обозов, которая тянулась чуть ли не до самой слободы.

Ежедневно предприятие Смоленского отгружало по 2 тыс. пудов муки – в пересчёте на привычную нам шкалу измерений — это порядка 32 тонн высококачественной продукции. Управлялись с этим хозяйством 20 рабочих.

Объятая красным пламенем

К сожалению, процветала мельница не долго. После революции в октябре 1917 года завод был изъят у Смоленского и из-за разгоревшейся Гражданской войны многие годы простаивал. После того, как коммунисты одержали окончательную победу, была предпринята попытка восстановить работу предприятия, но была ли она успешной — неизвестно, точно так же, как и неизвестна судьба предприятия в 1930-х годах. Однако, судя по всему, потеряв во время Великой Отечественной войны значительную часть промышленных предприятий, располагавшихся преимущественно на юге страны, коммунисты вспомнили о полузаброшенных мельницах, затеяв их восстановление.

Читать еще:  Как изолировать кирпич от фундамента

В 1943 году механик Пётр Стороженко, только что комиссованный из-за тяжёлого ранения, направляется райкомом сначала в находящееся неподалёку село Лобойково Даниловского района Сталинградской области, где перед ним ставится задача по ремонту механизмов Кабановской мельницы, а затем переводится в находящуюся неподалёку Смоленскую мельницу. Как оказалось, последнюю не удавалось долгое время запустить из-за вышедшего из строя парового агрегата. Находчивый мастер нашёл выход и из этого, казалось бы, абсолютно безнадёжного положения, приспособив для нужд предприятия тракторный двигатель.

После войны мельница под Орехово какое-то время продолжала работать, однако в 1970-х годах произошёл пожар, который уничтожил деревянные межэтажные перекрытия. Кроме того, полностью выгорела и крыша здания. Однако полуметровые стены из красного кирпича уцелели, и при желании сооружение можно было бы довольно быстро восстановить, но, в эпоху советской гигантомании, коммунистический прагматизм перевесил все остальные доводы, и некогда процветающую Смоленскую мельницу решено было так и оставить в разорённом состоянии, в коем она и прибывает по сей день.

Сакральное место

Удивительно, многие построенные всего пару десятилетий назад многоэтажки — наследие советского периода — уже сейчас находятся в полуаварийном состоянии, а остов мельницы, разменявшей сотню лет, пережившей Гражданскую войну, годы запустения, восстановление, сильнейший пожар, после которого полвека без вмешательства человека находятся наедине с природой, прибывает чуть ли не в первозданном состоянии – хоть сейчас бери, восстанавливай перекрытия и используй. Но, похоже, мельнице уже не суждено дождаться второго Смоленского – желающих вложиться в ремонт, увы, нет.

Однако, собственные виды на это место имеются у природы. Промышленную постройку начала 20 века облюбовали деревья. Стены трёхэтажного здания создают для растений живительную в летний зной тень, а зимой защищают от крепких морозов. В свою очередь, фундамент помогает задерживать влагу, а сгоревшие перекрытия создали для деревьев особую плодотворную почву.

В наши дни Смоленская мельница целиком и полностью находится во власти природы, которая сотворила здесь свой уникальный уголок, пропитанный тишиной, умиротворением, руладами диких птиц, но при этом пока ещё сохранивший дух старины, дух истории и отпечаток былого расцвета десятков слобод и хуторов, раскинувшихся на берегах

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector